Перейти к основному контенту

Информация на этом сайте предназначена только для медицинских специалистов.

Являетесь ли вы медицинским специалистом?

Нет, и хочу покинуть сайт
Да, и хочу продолжить работу с сайтом
no

Хотите получать новейшие материалы по гинекологической эндокринологии?

Эффективность и безопасность альтернативных методов лечения менопаузальных симптомов в свете последних доказательных данных

Д.м.н  С.В. Юренева1,   к.м.н. Л.М. Ильина2

1ФГБУ «Научный Центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. В.И. Кулакова Минздрава РФ (дир. – акад. РАМН Г.Т. Сухих),   2Ассоциация гинекологов-эндокринологов, Москва

Медицинский совет «Акушерство и гинекология», 2015

 

Ключевые слова: менопаузальные симптомы, дополнительные альтернативные методы лечения, фитоэстрогены, селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, селективные ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина, тканеспецифический эстрогеновый комплекс

 

Введение

Менопаузальная гормональная терапия (МГТ) признана наиболее эффективным методом лечения вазомоторных симптомов у женщин в переходный период и в постменопаузе [1,2]. Хотя с этой целью широко используются также различные альтернативные методы лечения, имеется недостаточно убедительных доказательств в их поддержку. За последние годы мы наблюдаем расцвет отрасли так называемых «натуральных» растительных препаратов, хотя эффективность большинства из них не превышает воздействие плацебо [3]. Многие врачи и женщины ошибочно полагают, что отсутствие данных о каком либо неблагоприятном влиянии альтернативных МГТ препаратов свидетельствует  об их безопасности [4].

 

Поскольку имеется немало женщин, у которых риски МГТ могут превышать ее пользу (рак молочной железы и рак эндометрия в анамнезе, семейный риск венозной тромбоэмболии (ВТЭ) или события ВТЭ и инсульт в анамнезе, ишемическая болезнь сердца (ИБС) и др.), альтернативные препараты для лечения менопаузальных симптомов остаются достаточно востребованными  [5]. Кроме того, МГТ может быть противопоказана, вследствие кровотечения из половых путей неясной этиологии, активного заболевания печени и желчного пузыря и гипертриглицеридемии. Женщины с высоким риском развития сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) также не являются хорошими кандидатами для назначения МГТ с целью лечения вазомоторных симптомов [5]. Поэтому врач должен знать о рекомендациях по изменению образа жизни, которым пациентки должны следовать в этот период, и о возможных немедикаментозных и  медикаментозных методах лечения для облегчения менопаузальных  симптомов и повышения качества жизни.

 

Образ жизни

 

Ранее были опубликованы противоречивые данные о пользе некоторых не гормональных методов лечения менопаузальных симптомов, что послужило основанием  для проведения под эгидой Американского Национального института старения (National Institute on Aging) крупного исследования с хорошим дизайном для прояснения этих вопросов —  Menopause Strategies: Finding Lasting Answers for Symptoms and Health (MsFLASH), в котором, наряду с другими методами,  изучалось и влияние изменений образа жизни [6]. Когорта участниц MsFLASH была относительно гомогенной по демографическим и клиническим показателям: возраст 80% женщин  составил 50–59 лет, среднее число приливов в сутки − около 8-ми и индекс массы тела (ИМТ) у 76% женщин  − < 30 кг/м2. По сути MsFLASH  представляет собой три рандомизированные клинические исследования (РКИ), в которых сравнивалась эффективность в отношении частоты и интенсивности приливов шести различных  вмешательств по сравнению с плацебо: (1) аэробные упражнения, йога, добавки омега-3 полинасыщенных жирных кислот (омега-3ПНЖК); (2) селективный ингибитор обратного захвата серотонина (СИОЗС) эсциталопрам в дозе 10-20 мг/день; и  (3) низкая доза эстрадиола (0,5 мг/сут) или  селективный ингибитор обратного захвата серотонина и норадреналина (СИОЗСН) венлафаксин в дозе 75 мг/сут.

 

К сожалению,  поведенческие и диетические вмешательства в ходе MsFLASH,  такие как  йога [7], аэробные упражнения [8] и прием добавок  омега-3 ПНЖК [9] не выявили статистически значимой разницы в отношении менопаузальных симптомов,  хотя физические занятия и йога  значимо улучшали сон [10]. Эти данные согласуются с результатами опроса финских женщин (n=2 606) в возрасте 49 лет, касающегося различных аспектов стиля жизни, состояния здоровья и качества жизни с использованием модифицированной версии общепринятого опросника (Women’s Health Questionnaire (WHQ) [11]. В целом показатель субъективного ощущения здоровья был выше у женщин, ведущих активный образ жизни (скорректированый относительный риск (скорр.ОР)  3,22; 95% ДИ, 2,76 – 3,74), как  и глобальный показатель качества жизни (скорр.ОР, 1,91; 95% ДИ, 1,65 – 2,20) по сравнению с менее активными женщинами того же возраста. Однако хотя приливы чаще отмечались среди женщин с низкой физической активностью, после корректировки данных с другими факторами риска (ИМТ, уровень образования и др.) эти различия теряли статистическую значимость [11].

 

С другой стороны, физическая активность способствует снижению массы тела. Ранее полагали, что поскольку в жировой ткани происходит преобразование андрогенов в эстрогены, она может играть защитную роль в отношении приливов. Однако результаты крупных эпидемиологических исследований последних лет показали, что женщины с более высоким ИМТ и большим количеством жира чаще испытывают приливы по сравнению с худыми сверстницами [12]. Более того, результаты лонгитудинальных  исследований убедительно показали, что накопление жира в течение переходного периода коррелирует с повышением частоты приливов  [13]. Данные нового исследования продемонстрировали, что участие женщин с  приливами и избыточным весом или страдающих ожирением  в поведенческой программе по снижению массы тела оказывало благоприятное воздействие на эти симптомы [14].

 

В Великобритании был проведен крупный опрос среди женщин, прекративших прием МГТ (n=5 060), из которых 89,7% респонденток обратились к альтернативным методам лечения из-за возобновившихся приливов [15]. Наиболее часто они применяли растительные препараты: масло вечерней примулы или  препараты цимицифуги. Физические занятия отметили 68,2% участниц опроса, а следование другим поведенческим мерам  и изменение стиля жизни − 13,9%. Были получены неожиданные результаты: 57% и 72% женщин отметили пользу изменения поведения и следования здоровому образу жизни, в то время как эффективность растительных препаратов составила только 28% и 46%, соответственно. Таким образом, изменение поведения и стиля жизни оказалось более эффективным для снижения  вазомоторных симптомов и улучшения общего самочувствия [15].

 

Методы иглоукалывания. Авторы нового мета-анализа попытались объединить достаточно разнородные исследования и данные, касающиеся применения иглоукалывания для лечения менопаузальных симптомов. Этот мета-анализ подтвердил, что акупунктура снижает частоту / тяжесть приливов и улучшает качество жизни  у женщин с естественной менопаузой [16], но данные по этому вопросу остаются противоречивыми. Во-первых, неясна долговременная эффективность такого лечения (курсы лечения продолжались < 3 месяцев), в то время как продолжительность приливов по последним данным  у многих женщин может составить от  5 до 10 лет [17]. Кроме того, предметом для обсуждения у экспертов остается выбор определенных  акупунктурных точек, что является ключевым фактором эффективности такого лечения.  

 

В целом доказательные данные, касающиеся  влияния на вазомоторные симптомы изменения стиля жизни и  нефармакологических вмешательств, ограничены  и противоречивы, в связи чем,  Международное общество по менопаузе (IMS) в  2013 г. представило по этому вопросу следующие рекомендации [1]:

 

 

 

 

 

Растительные препараты

 

Несомненно к наиболее распространенным альтернативным средствам относятся препараты растительного происхождения (фитоэстрогены), в основном, представленные изофлавонами сои и красного клевера. [3,18]. Эти препараты обладают эстрогеноподобным эффектом, менее выраженным по сравнению с традиционной МГТ,  поскольку селективно воздействуют только на эстрогеновые рецепторы-β(ЭРb).

 

По данным систематического обзора и мета-анализа  применение соевых изофлавонов  снижает тяжесть приливов на 26,2% (95% ДИ: от – 42,23 до -10,15, P = 0,001), при этом  эффект был в 2 раза выше в случае содержания в добавках  более 18,8 мг генистеина по сравнению с препаратами, включающими  меньшее количестве этого вещества [18]. Однако данные по этому вопросу настолько противоречивы, что не всегда удается выяснить, есть ли какая-либо реальная выгода для женщин при использовании данных  препаратов [19]. Многоцентровое двойное слепое плацебо-контролируемое РКИ с участием 403 женщин в постменопаузе (средний возраст 55 лет) проводилось для оценки влияния добавок изофлавонов на вазомоторные симптомы и качество жизни  в течение  24 месяцев [20]. Для оценки эффективности лечения авторы использовали общепринятый опросник (Menopause-Specific Quality of Life questionnaire) и пришли к заключению, что изофлавоны сои не оказывают значимого влияния на вазомоторные симптомы и качество жизни женщин в постменопаузе [20].

 

В новом исследовании в течение 16 недель сравнивались эффекты соевых добавок (90 мг изофлавонов), низкодозированной МГТ (1 мг эстрадиола + 0,5 мг норэтистерона) и плацебо на урогенитальные симптомы [21]. Это исследование показало, что соевые диетические добавки в течение 16 недель лечения не оказали благоприятного эстрогенного влияния на мочеполовой тракт, хотя и несколько снизили проявления сухости влагалища.

 

Экстракт красного клевера  (Trifolium pratense) также богат изофлавонами  [22] и широко используется для лечения вазомоторных симптомов, хотя данные о его эффективности неоднозначны. Результаты последнего мета-анализа показали, что препараты  красного клевера снижали частоту приливов по сравнению с плацебо  только в течение короткого времени (3-4 месяца) (среднее отклонение (СО) = −1,34, 95% ДИ = от −1,90 до −0,77, p < 0,00001) и эффект постепенно исчезал при продолжении лечения до 12 месяцев (СО = 0,89, 95% ДИ = от −0,07 до 1,85, p = 0.07) [23]. Во многих исследованиях нельзя исключить системных ошибок при анализе результатов, что не позволяет делать четких выводов об  эффективности этих препаратов.

 

Многие женщины отдают  предпочтение растительным препаратам, несмотря на их низкую эффективность, из-за страха перед повышением риска рака молочной железы при использовании МГТ. В связи с этим представляются важными противоречивые результаты влияния  изофлавонов сои на канцерогенез. В одном из немногочисленных исследований, посвященных этому вопросу,  авторы изучали эффекты соевых добавок на некоторые гены и их пути, связанные с раком молочной железы [24]. Женщины, у которых был выявлен рак молочной железы на ранней стадии (n = 140) рандомизированно получали соевые добавки (n = 70) или плацебо (n = 70) от момента постановки диагноза и до хирургического вмешательства (от 7 до 30 дней). Приверженность терапии оценивали в зависимости от уровня генистеина и даидзеина  плазме. С помощью иммуногистохимических методов  в ткани опухоли оценивалась  экспрессия генов,  ответственных за пролиферацию (Ki67) и апоптоз (Cas3) до и после хирургического лечения. Проведен также   полногеномный анализ  ткани удаленной опухоли. Потребление соевых добавок и высокий уровень генистеина в плазме коррелировали  с чрезмерной экспрессией гена FGFR2 и ряда других генов, регулирующих клеточные циклы, связанные с их пролиферацией [24]. Эти результаты позволяют предположить, что у части женщин изофлавоны сои могут оказать негативное влияние на экспрессию генов при раке молочной железы.

 

Кокрейновский систематический обзор  16 исследований, включавших 2 027 женщин в пери- и постменопаузе был посвящен клинической эффективности и безопасности цимицифуги (Cimicifuga racemosa или Actaea racemosa) для лечения менопаузальных симптомов [25]. Авторы пришли к заключению, что  в настоящий момент недостаточно доказательств в поддержку использования препаратов цимицифуги  для лечения менопаузальных симптомов. Однако учитывая недостаточно высокое   качество дизайна большинства включенных в анализ исследований, необходимо    дальнейшее изучение этого вопроса. Кроме того, продолжает обсуждаться вопросы  возможной гепатоксичности  цимицифуги и эти препараты должны с осторожностью применяться у пациенток с   заболеваниями печени [26].

 

Рекомендации IMS, 2013 [1]:

 

 

 

 

 

Нейроактивные препараты

 

Множество негормональных нейроактивных препаратов с различным механизмом действия изучались в качестве возможного лечения вазомоторных симптомов. Однако только СИОЗС пароксетин в дозе 7,5 мг/сут  был одобрен FDA для этой цели. Хотя эффективность и профили побочных эффектов при использовании препаратов различных терапевтических групп отличаются, все они продемонстрировали  значимое улучшение вазомоторных симптомов по сравнению с плацебо.

 

Клонидин. В Практическом бюллетене ACOG отмечается, что препарат клонидин (α2-адреномиметик), применяющийся для лечения артериальной гипертензии,  и антиконвульсант габапентин были  эффективны для лечения приливов во многих исследованиях [1]. Так в недавнем исследовании клонидин в дозе  0,1 мг/сут продемонстрировал свою эффективность у женщин с раком молочной железы для лечения приливов [27]. Недавний обзор 4-х плацебо-контролируемых исследований показал снижение приливов на 45-71% при использовании габапентина [28].

 

Габапентин.Особый интерес представляют результаты  нескольких исследований, в которых проводилось сравнение эффективности  габапентина в различной дозе с таковой пероральных или трансдермальных эстрогенов и плацебо. В 12-недельном исследовании габапентин в дозе  900 мг/сут (300 мг 3 раза в сутки) и конъюгированные эквинные эстрогены (КЭЭ) в дозе 0,625 мг/сут сравнивались с плацебо  (n = 20 в каждой группе) при последовательном назначении [29]. Эффективность обоих активных препаратов была сходной и более высокой по сравнению с плацебо: снижение приливов на фоне эстрогенов составило 72% (P = .016), на фоне габапентина − 71% (P = .004) и плацебо  − 54%.  В другом сравнительном исследовании габапентин в дозе 600 мг/сут и трансдермальный 17b-эстрадиол в дозе 25 мкг/сут в течение  8 недель лечения эффективно снижали приливы: эстроген − на  70,1%, а габапентин − на 58.9% [52]. В третьем исследовании сравнивалась эффективность габапентина в двух дозах  (100 мг/сут и 300 мг/сут) и КЭЭ в дозе 0,625 мг/сут  [30]. К 12 неделе лечения средняя частота приливов  снизилась на 38,5% на фоне габапентина в дозе  100 мг/сут  и на 64,7% на фоне  300 мг/сут, лечение  эстрогенами снижало этот показатель на 62,4%. Эффективность другого антиконвульсанта – прегабалина, часто используемого для лечения нейропатической боли, также сравнивалась с плацебо для лечения приливов [31]. При этом повышение дозы препарата не привело к усилению эффекта: в течение 6 недель лечения среднее число приливов снизилось на 65% на фоне прегабалина в дозе 75 мг 2 раза в сутки и на  71% в дозе 150 мг 2 раза в сутки  (P < .01) и на  50% при приеме плацебо.

 

Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина и селективные ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина

 

Получено все больше новых доказательств в поддержку применения для лечения вазомоторных симптомов таких средств, как селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС) и селективные ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина (СИОЗСиН). К ним относятся  СИОЗСиН венлафаксин  и СИОЗС флуоксетин и пароксетин, однако только последний  одобрен FDA для лечения менопаузальных симптомов [2].

 

Точный механизм благоприятного воздействия этих серотонинэргических лекарств  в отношении вазомоторных симптомов неизвестен. Полагают, что приступообразные ощущения жара связаны с дисбалансом обмена серотонина − нейротрансмиттера, тесно включенного в механизмы регулирования температуры тела в гипоталамусе. В любом случае, воздействие СИОЗС  на вазомоторные симптомы не обусловлено их влиянием  на настроение, потому что они достаточно эффективны у  женщин без проявлений депрессии  [32]. Механизм воздействия венлафаксина при  лечении депрессии и приливов может быть различным, так как Carpenter и соавт. отметили значимое снижение приливов уже после первой недели лечения, в то время как влияние на настроение у пациентов с депрессией может отмечаться только спустя несколько недель [33].

 

В исследовании MsFLASH-3  сравнивалась эффективность лечения  вазомоторных симптомов с помощью 17β-эстрадиола в дозе 0,5 мг/сут (n=97) и венлафаксина по сравнению с  плацебо (n = 146) [34]. Средний возраст участниц составил 54 года. К  8 неделе лечения на фоне эстрадиола частота приливов снизилась на 52,9% (P < .001), на фоне венлафаксина – на 47,6% (P = .005) и на фоне плацебо – только на 28,6%.  Удовлетворение результатами лечения было выше на фоне эстрадиола (70,3%; P < .001 vs плацебо), промежуточные результаты получены при приеме  венлафаксина (51,1%; P = .06 vs  плацебо) и самые низкие − на фоне плацебо (38,4%) [34].

 

Недавно FDA одобрил препарат, содержащий только 7,5 мг пароксетина (В России препарат используется для лечения депрессии в дозе 10-40 мг/сут). Пароксетин  в дозе 7,5 мг продемонстрировал умеренную эффективность в двух  двойных-слепых, плацебо-контролируемых мультицентровых РКИ с участием в общей сложности 1 184 женщин в постменопаузе и с наличием, в среднем,  10-ти средних /тяжелых приливов в сутки [35,36].

 

Нельзя забывать, что пароксетин нередко применяется для купирования приливов у пациенток с раком молочной железы в анамнезе, получающих тамоксифен. Клиницист должен знать о том, что он является мощным ингибитором фермента  P-450 CYP2D6, преобразующего тамоксифен в эндоксифен  − метаболит, играющий важную роль в фармакологической активности тамоксифена. Было показано, что одновременное назначение пароксетина в дозе 10 мг/день в течение 4 недель и тамоксифена приводило к снижению уровня эндоксифена на 64% [37], что может повлиять на метаболизм тамоксифена и снизить его профилактическое воздействие в отношении рецидива или новых эпизодов рака молочной железы. Хотя степень влияния пароксетина на эффективность тамоксифена, риск рецидива рака молочной железы и повышение смертности от этого заболевания остается до конца неясным, у таких женщин следует отдать предпочтение  венлафаксину  [38].

 

Рекомендации IMS  [1] и ACOG [2] (уровень рекомендаций A, базируются на надежных или непротиворечивых научных  доказательствах), касающиеся применения нейроактивных препаратов для лечения вазомоторных симптомов у женщин в постменопаузе:

 

 

 

 

Тканеспецифический эстрогеновый комплекс

 

С целью снижения возможные неблагоприятных эффектов МГТ разработан препарат, представляющий комбинацию эстрогенов и селективных эстроген-рецепторных модуляторов (СЭРМ), и одобренный FDA для применения  у женщин с интактной маткой с целью лечения умеренных/тяжелых менопаузальных симптомов и профилактики постменопаузального остеопороза. Для характеристики  этого нового комбинированного препарата используется термин «тканеспецифический эстрогеновый комплекс» (tissue selective estrogen complex (TSEC). Препарат  включает КЭЭ в дозе 0,45 мг  и СЭРМ базедоксифен  в дозе 20 мг (в России отсутствует).  Базедоксифен, как и прогестаген в традиционных препаратах для МГТ, защищает эндометрий от  гиперплазии, которая может развиться в результате лечения одними эстрогенами.

 

Результаты  многоцентрового, двойного-слепого, плацебо-контролируемого исследования  с активным контролем (n=3 397) SMART-1, проводившегося  в течение 2-х лет [39] показали, что  применение  комбинации  КЭЭ 0,45/ базедоксифен 20 мг приводит к  значимому снижению умеренных/тяжелых приливов  к 12 месяцу лечения.  В другом исследовании уже к 12 неделе на фоне этого препарата отмечено снижение числа умеренных/тяжелых приливов на 74% по сравнению с плацебо (47 %) [40].

 

В документе ACOG [2]  TSEC  рассматриваются как весьма многообещающий класс препаратов, однако необходимы дополнительные долгосрочные данные для определения их долгосрочных рисков. Различные аспекты безопасности комбинации  КЭЭ 0,45/ базедоксифен 20 мг  в настоящее время находятся на стадии интенсивного изучения.

 

Заключение

 

В заключении хочется привести результаты крупного обзора литературных данных, в котором  критически рассматриваются различные вопросы дополнительной и альтернативной медицины (complementary and alternative medicine (CAM), применявшейся для лечения менопаузальных расстройств [41]. Авторы сосредоточили свое внимание на распространенности применения CAM, характеристике и мотивации потребителей при выборе  этих средств, а также на роли врачей при принятии такого решения. Распространенность использования CAM была высокой среди женщин в пери- и в постменопаузе, достигая в 16 исследованиях 53 %. При выборе метода лечения между традиционными лекарствами и САМ в 6 из 11 исследований более 24 % женщин остановили свой выбор на последних. В 9 исследованиях более 27 % женщин использовали CAM в комбинации с традиционными препаратами. К преимуществам CAM  женщины относили их натуральность и  безопасность наряду с эффективным лечением вазомоторных симптомов и улучшением общего состояния здоровья. По  мнению пациенток, такие препараты  характеризуются  незначительными неблагоприятными эффектами или не имеют их вовсе. Однако негативное отношение лечащего врача к данным препаратам или недостаточная информация об их безопасности, эффективности и потенциальных рисках оказывали значимое влияние на выбор пациенток. Примерно 67 % женщин, из числа использовавших CAM для лечения менопаузальных симптомов, сообщили, что они не смогли получить необходимую информацию об этих препаратах в ходе консультирования врачом, в связи с чем, им пришлось искать ее СМИ или обратиться за советом к  подругам и/или членам семьи.

 

Поскольку у всех лекарств есть потенциальные, связанные с их использованием побочные эффекты и риски,  важно взвесить баланс  возможных рисков и преимуществ у конкретной пациентки. Терапия должна быть индивидуализирована, так как  не существует лечения, которое подходило бы всем женщинам. Это мнение, отраженное в рекомендациях всех международных обществ по менопаузе, должен взять на вооружение каждый гинеколог. Наличие в арсенале современного врача многих негормональных методов лечения вазомоторных симптомов расширяет его возможности для оказания помощи женщинам, которым противопоказана менопаузальная гормональная терапия.

 

Литература

 

1. de Villiers T J, Pines A, Panay  N et al. Updated 2013 International Menopause Society recommendations on menopausal hormone therapy and preventive strategies for midlife health. Climacteric 2013;16:316–337

2. Practice Bulletin ACOG No. 141: Management of Menopausal Symptoms. Obstet Gynecol. 2014;123:202-216

3. Geller SE, Shulman LP, van Breemen RB, et al. Safety and efficacy of black cohosh and red clover for the management of vasomotor symptoms: a randomized controlled trial. Menopause 2009;16:1156-1166

4. Shulman LP. Has the pendulum begun to swing back?  Menopause 2014;21(3):211-2

5. Manson JE. Current recommendations: what is the clinician to do? Fertil Steril. 2014;101:916-921

6. Sternfeld B, LaCroix A, Caan BJ, et al. Design and methods of a multi-site, multi-behavioral treatment trial for menopausal symptoms: the MsFLASH experience. Contemp Clin Trials 2013;35:25-34

7. Newton KM, Reed SD, Guthrie KA, et al. Efficacy of yoga for vasomotor symptoms: a randomized controlled trial. Menopause 2014;21:339-46

8. Sternfeld B, Guthrie KA, Ensrud KE, et al. Efficacy of exercise for menopausal symptoms: a randomized controlled trial. Menopause 2014;21:330-8

9. Cohen LS, Joffe H, Guthrie KA, et al. Efficacy of omega-3 for vasomotor symptoms treatment: a randomized controlled trial. Menopause 2014;21:347-54

10. Reed SD, Guthrie KA, Newton KM, et al. Menopausal quality of life: RCT of yoga, exercise, and omega-3 supplements. Am J Obstet Gynecol 2014;210:244

11. Mansikkamäki K, Raitanen J, Malila N, et al. Physical activity and menopause-related quality of life –A population-based cross-sectional study. Maturitas 2015;80:69–74

12. Gold E, Colvin A, Avis N, et al. Longitudinal analysis of vasomotor symptoms and race/ethnicity across the menopausal transition: Study of Women’s Health Across the Nation (SWAN). Am J Public Health 2006;96:1226-1235

13. Thurston RC, Sowers MR, Sternfeld B, et al. Gains in body fat and vasomotor symptom reporting over the menopausal transition: the Study of Women’s Health Across the Nation. Am J Epidemiol 2009;170:766-774

14. Thurston RC, Ewing LJ, Low CA, et al. Behavioral weight loss for the management of menopausal hot flashes: a pilot study. Menopause 2015;22(1):59-65

15. Gentry-Maharaj A, Karpinskyj C, Glazer C, et al. Use and perceived efficacy of complementary and alternative medicines after discontinuation of hormone therapy: a nested United Kingdom Collaborative Trial of Ovarian Cancer Screening cohort study. Menopause 2015;22(4): 000/000. DOI: 10.1097/gme.0000000000000330

16. Chiu H-Y, Pan C-H, Shyu Y-K, et al. Effects of acupuncture on menopause-related symptoms and quality of life in women on natural menopause: a meta-analysis of randomized controlled trials. Menopause 2015; 22: 000/000. DOI: 10.1097/gme.0000000000000260

17. Freeman EW, Sammel, Sanders RJ. Risk of long-term hot flashes after natural menopause: evidence from the Penn Ovarian Aging Study cohort. Menopause 2014;21(9):924-32

18. Taku K, Melby MK, Kronenberg F, et al. Extracted or synthesized soybean isoflavones reduce menopausal hot flash frequency and severity: systematic review and meta-analysis of randomized controlled trials. Menopause 2012;19:776–790

19. Edena  JA. Phytoestrogens for menopausal symptoms: A review. Maturitas 2012;72:157–159

20. Amato P, Young RL, Steinberg FM, et al. Effect of soy isoflavone supplementation on menopausal quality of life. Menopause 2013; 20: 443–447

21. system: a randomized, double-blind, controlled clinical trial. Menopause 2015;22 (7):000/000.DOI: 0.1097/gme.0000000000000380

22. Lethaby A, Marjoribanks J, Kronenberg F, et al. Phytoestrogens for menopausal vasomotor symptoms. Cochrane Database Syst Rev 2013;12. CD001395

23. Gartoulla P, Han MM. Red clover extract for alleviating hot flushes in postmenopausal women: A meta-analysis Maturitas 2014;79:58–64

24. Shike M, Doane AS, Russo L, et al. The Effects of Soy Supplementation on Gene Expression in Breast Cancer: A Randomized Placebo-controlled Study. J Natl Cancer Inst. 2014;106(9)

25. Leach MJ, Moore V. Black cohosh (Cimicifuga spp.) for menopausal symptoms. Cochrane Database of Systematic Reviews 2012, Issue 9. Art. No.: CD007244

26. Medicines and Healthcare products Regulatory Agency (MHRA). Liver failure case highlights need to use Black Cohosh remedies carefully. MHRA press; 2012. press.office@mhra.psi.gov.uk

27. Hayes LP, Carroll DG, Kelley KW. Use of gabapentin for the management of natural or surgical menopausal hot flashes. Ann Pharmacother 2011;45:388-394

28. Reddy SY, Warner H, Guttuso T Jr, et al. Gabapentin, estrogen, and placebo for treating hot flushes: a randomized controlled trial. Obstet Gynecol 2006;108:41-48

29. Aguirre W, Chedraui P, Mendoza J, Ruilova I. Gabapentin vs. low-dose transdermal estradiol for treating post-menopausal women with moderate to very severe hot flushes. Gynecol Endocrinol. 2010;26:333-337

30. Allameh Z, Rouholamin S, Valaie S. Comparison of gabapentin with estrogen for treatment of hot flashes in post-menopausal women. J Res Pharm Pract 2013;2:64-69

31. Loprinzi CL, Qin R, Balcueva EP, et al. Phase III, randomized, double-blind, placebo-controlled evaluation of pregabalin for alleviating hot flashes, N07C1. J Clin Oncol. 2010;28:641-647

32. Albertazzi P. Noradrenergic and serotonergic modulation to treat vasomotor symptoms. J Br Menopause Soc. 2006;12:7-11

33. Carpenter JS, Storniolo AM, Johns S, Monahan PO, Azzouz F, Elam JL, et al. Randomized, double-blind, placebo-controlled crossover trials of venlafaxine for hot flashes after breast cancer. Oncologist. 2007; 12:124–135

34. Joffe H, Guthrie KA, LaCroix AZ, et al. Low-dose estradiol and the serotonin-norepinephrine reuptake inhibitor venlafaxine for vasomotor symptoms: a randomized clinical trial. JAMA Intern Med. 2014;174:1058-1066

35. Simon JA, Portman DJ, Kaunitz AM, et al. Low-dose paroxetine 7.5 mg for menopausal vasomotor symptoms: two randomized controlled trials. Menopause. 2013;20:1027-1035

36. Pinkerton JV,  Joffe H, Kazempour K, et al. Low-dose paroxetine (7.5 mg) improves sleep in women with vasomotor symptoms associated with menopause. Menopause 2014;22(1):50-58

37. Hertz DL, McLeod HL, Irvin WJ Jr. Tamoxifen and CYP2D6: a contradiction of data. Oncologist 2012;17:620-30

38. Zembutsu H, Sasa M, Kiyotani K, et al. Should CYP2D6 inhibitors be administered in conjunction with tamoxifen? Expert Rev Anticancer Ther 2011;11:185-93

39. Mirkin S, Ryana KA, Chandranb AB, Komma BS. Bazedoxifene/conjugated estrogens for managing the burden of estrogen deficiency symptoms. Maturitas 2014;77:24–31

40. Pinkerton JoAnn V,   Pan K, y Abraham L et al. Sleep parameters and health-related quality of life with bazedoxifene/conjugated estrogens: a randomized trial. Menopause 2013;21(3):252-259

41. Peng W, Adams J, Sibbritt DW,  Frawley JE. Critical review of complementary and alternative medicine use in menopause: focus on prevalence, motivation, decision-making, and communication. Menopause 2013; 21(5):536-548



Новости

ESG_2019
ESG_2019

Нужна помощь? Есть вопросы?

Напишите нам, и мы обязательно вам ответим!

Название поляСодержимое

Как мы можем к вам обращаться

На этот адрес мы отправим вам ответ

Чем мы можем вам помочь?

Отправить

Ваш запрос отправлен!

Мы ответим вам в ближайшее время.