Перейти к основному контенту

Информация на этом сайте предназначена только для медицинских специалистов.

Являетесь ли вы медицинским специалистом?

Нет, и хочу покинуть сайт
Да, и хочу продолжить работу с сайтом
no

Хотите получать новейшие материалы по гинекологической эндокринологии?

Цепочки доказательств, мозаики данных: «вызывают» ли эстрогены рак молочной железы? Как нам это узнать?

Chains of evidence, mosaics of data: does estrogen «cause» breast cancer?
How would we know?


BlumingA Z, Tavris C


CLIMACTERIC 2012;15:531–537


Сокращенный вариант

 

Существует широко распространенное мнение, что эстрогены являются  причиной рака молочной железы.  В действительности доказательство причинно-следственной связи в клинической медицине при оценке результатов эпидемиологических исследований требует другого подхода («мозаичного») в отличие  от, например, инфекционных заболеваний, когда определенный  возбудитель вызывает конкретное заболевание (по типу «цепочки доказательств»). В данной статье обсуждаются различия  этих двух подходов при оценке корреляции между фактором риска и заболеванием, а также рассматривается истинная мощность доказательств взаимосвязи между эстрогенами и раком молочной железы. Анализ существующих данных, касающихся эстрогенов как факторов риска повышения риска рака молочной железы, включая результаты исследования «Инициатива во имя Здоровья женщин» (Women’s HealthInitiative),  показал, что они не отвечают необходимым девяти  критериям для подтверждения их  доказательной силы, что  серьезно ставит вопрос об обоснованности этого широко распространенного предположения.

 

В настоящее время причинно-следственная цепочка доказательств в медицине − установленный формат для  определения этиологии инфекционных заболеваний, но она не подходит для характеристики результатов эпидемиологических исследований, где большинство споров связано именно с  определением этиологии заболеваний. Обычно гипотезы на основе эпидемиологических данных строятся на доказательствах, полученных в ходе многочисленных исследований с участием различных популяций пациентов, при этом  заключения выносятся при получении статистически значимых корреляций, выявленных при изучении больших выборок участников.Таким образом, эпидемиологические доказательства формируют «мозаику»отдельных находок вместо соединенной между собой цепочки данных, как в случае инфекционных болезней. Такая цепочка может быть полностью «нарушена»при наличии хотя бы одного слабого звена, в то время как удаление одного компонента мозаики может ее ослабить,  но не  повредить. Противоречивые данные  могут изменить баланс вероятности развития какого-либо события при рассмотрении эпидемиологической гипотезы, но не более того. Такой подход, вероятно,объясняет продолжительность, устойчивость и неопровержимость эпидемиологических гипотез даже  перед лицом противоречащих им доказательств. Возможно в этом состоит причина того, что некоторые исследователи  продолжают видеть причинную связь между заместительной эстрогенной терапией и развитием рака молочной железы. Объективный подход к оценке причинности в эпидемиологии был предложен британским биостатистиком Остином Брэдфордом Хиллом (Austin Bradford Hill). Д-р Хилл предположил, что,в отличие  от микробиологии, причинность в эпидемиологии должна быть структурирована подобно весомости отдельных  доказательств при рассмотрении детективных случаев, когда нередко сумма малых доказательств, а не единственного окончательного эксперимента, помогает установить причину случившегося [Hill AB. Environment and disease: association or causation? ProcR Soc Med 1965;58:295 – 300]. По мнению д-ра Хилла, в эпидемиологических исследованиях доказательство должно удовлетворять девяти критериям, чтобы можно было подтвердить причинную взаимосвязь между предложенным фактором риска и определенным заболеванием:

 

(1)Временная взаимосвязь: Воздействие фактора риска всегда предшествует результату.
(2) Сила: доказательство должно быть прочным, то есть статистически значимым
(3) Непротиворечивость: доказательство должно быть непротиворечивым и подтвердиться  в ходе других исследований и при изучении различных популяций.
(4) Зависимость реакции от дозы: увеличение дозы или продолжительности
воздействия фактора риска должно привести к увеличению частоты заболевания и, наоборот, снижение  частоты заболевания должно наблюдаться в случае снижения или полного прекращения  воздействия данного фактора.
(5) Рассмотрение альтернативных объяснений: Перед тем как вывести заключение, что фактор А вызывает В или что А служит фактором риска для В,  должны быть рассмотрены и исключены все другие возможные объяснения.
(6) Специфичность: Когда определенный фактор риска или какая либо причина производят специфический результат, это служит аргументом в поддержку данной гипотезы. Однако вэпидемиологии бывает трудно достичь высокой специфичности, потому что распространенность и частота заболевания часто является результатом воздействия множественных факторов. Но отсутствие специфичности служит дополнительным аргументом в поддержку вывода, что A не является причиной В.
(7) Эксперимент: болезнь может быть предотвращена или излечена при воздействии определенного экспериментального вмешательства
(8) Вероятность: доказательство и теория, на которой оно основано, должны характеризоваться определенной степенью вероятности и находиться в согласии с  существующим на данный  момент времени общепринятым пониманием причины данного заболевания.
(9) Согласованность: ассоциация между фактором A и результатом В должна быть совместима с имеющимися на данный момент времени знаниями.

 

Например, взаимосвязь между курением и раком легких − хороший пример убедительной «мозаики» доказательств, так как причинная корреляция отвечает  всем девяти критериям д-ра Хилла.

 

Теперь  рассмотрим влияние гормонов, особенно эстрогенов, в контексте проблемы  рака молочной железы. С 1980 по 1990 гг. получено множество данных о том, что экзогенные эстрогены не являются фактором риска; напротив, их назначение часто связывали со сниженным риска и более благоприятным прогнозом у женщин, получавших  лечение по поводу  рака молочной железы [Bluming AZ. Hormone replacement therapy: benefits and risks for the general postmenopausal female population and for women with a history of previously treated breast cancer. Semin Oncol 1993;20:662 – 74]. Прошло10 лет с момента опубликования первоначальных результатов исследования «Инициатива во имя здоровья женщин» (WHI), согласно которым комбинированный режим заместительной  гормональной терапии (ЗГТ) (но не монотерапия эстрогенами) является  фактором риска рака молочной железы, а также деменции, инсульта, сердечно-сосудистых заболеваний и общей смертельности [Bluming AZ, Tavris C.Hormonereplacementtherapy: realconcernsandfalsealarms. CancerJ2009;15:93 – 104]. Не удивительно, что опубликование результатов WHI, содержащих такие тревожные сигналы, привело к почти 50%-ому снижению использования ЗГТ в США.

 

Рассмотрим  взаимосвязь между воздействием эстрогенов и раком молочной железы на основе девяти критериев д-ра Хилла.

 

(1)Временная взаимосвязь: несоответствие критерию. Воздействие и результат слабо связаны между собой, если вообще такая взаимосвязь существует. Введение экзогенного эстрогена редко предшествует развитию  заболевания. Риск рака молочной железы увеличивается с возрастом – особенно в  постменопаузе, когда уровень эндогенных эстрогенов снижается  и в большинстве случаев наблюдается у женщин, никогда не получавших экзогенные эстрогены [MadiganM, etal. Proportion of breastcancer cases in the United States explained by well-establishedrisk factors. J Natl Cancer Inst1995;87:1681 – 5. Jemal A, et al. Cancer statistics, 2010 . CACancerJClin2010;60:277 – 300].
(2) Сила: несоответствие критерию. Большинство корреляций, опубликованных авторами WHI и другими исследователями,  не были статистически значимы согласно стандартным нормами не демонстрировали достаточно мощную статистическую силу. В Исследовании Здоровья Медсестер (Nurses ’ HealthStudy) не  было выявлено увеличения риска рака молочной железы, связанного с получением ЗГТ [Colditz GA,  e t al. The use of estrogens and progestins and the risk of breast cancer in postmenopausalwomen. N Engl J Med 1995;332:1589 – 93]; в WHI сообщалось об увеличении риска на 26 – 24 % (первый показатель едва достигает статистической значимости, а второй –  вообще не значим) [Bluming AZ, Tavris C. Hormone replacement therapy: real concerns and false alarms. Cancer J 2009;15:93 – 104]. Напомним, что курение увеличивает риск рака легких  более чем на 1000 %. Интересно, что когда данные WHI были разделены в зависимости от продолжительности наблюдения, заболеваемость инвазивной формой  рака молочной железы была ниже среди потребителей эстроген-прогестагенной терапии  в течение1- 2 лет по сравнению с теми, кто не получал ЗГТ [Shapiro S. Risk Of Estrogen Plus Progestin Therapy: a sensitivity analysis of the findings the Women ’ Health Initiative randomized controlled trial. Climacteric 2003;6:302 – 10]. Пересмотренные результаты WHI  от 2006 г. выявили статистически незначимое увеличение риска рака молочной железы среди пациенток рандомизированно получавших ЗГТ; среди рандомизированно получавших плацебо женщин, сообщивших о предшествующем приеме ЗГТ, отмечался более низкий уровень рака молочной железы по сравнению с никогда не принимавшими этого леченияучастницами [Anderson GL,etal. Prior hormonetherapy and breast cancer risk in the Women ’ s HealthInitiative randomized trial of estrogen plus progestin. Maturitas2006;55:103 – 15]. В 2010 г. Ragazи со авт. привели полученные в ходе  WHI  данные о статистически значимом снижении рака молочной железы среди женщин, рандомизированно получавших монотерапию эстрогенами [ www.aacr.org/home/public—media/aacr-press-releases.aspx?d _ 2218], что согласуется снедавно опубликованными обновленными данными WHI] AndersonGL, etal. Conjugatedequine oestrogen and breast cancer incidence and mortality inpostmenopausal women withhysterectomy: extended follow-upof the Women’s Health Initiative randomized placebo-controlledtrial.Lancet 2012;363(9407): 453-5].
(3) Непротиворечивость: несоответствие критерию. Результаты большинства опубликованных работ об увеличении риска рака молочной железы, связанного с использованием заместительной терапии эстрогенами (ЭЗТ) у женщин в  постменопаузе, нельзя отнести к последовательным. Напротив, трудно представить себе более противоречивые результаты. Так  между 1975 и 2000 гг., опубликованы данные 45 исследований, в которых изучалось соотношение между раком молочной железы и ЭЗТ. Из них в 82 % работ авторы  не нашли увеличенного риска; в 13 %исследованиях найдено незначительное повышение риска (ни в одном риск не превышал2.0);и в 5 %  работ выявлено снижение риска [Bush TL, etal. Hormone replacement therapyand breast cancer: a qualitative review. ObstetGynecol2001;98:498 – 508]. За  этот же самый 25-летний период, опубликовано 20 исследований с применением комбинированной терапии(эстроген+прогестин), в  80 % из которых авторы не нашли увеличенного риска,в 10 % − статистически значимое увеличение риска и в 10 % − снижени ериска [Bush TL, etal. Hormone replacement therapyand breast cancer: a qualitative review. ObstetGynecol2001;98:498 – 508]. В 1996 г. проспективное изучение данных 422 373 женщин показало снижение  риска фатального рака молочной железы на 16 %у женщин, когда либо принимавших ЭЗТ [WillisDB,etal. Estrogenreplacement therapy and risk of fatal breast cancer in a prospectivecohort of postmenopausal women in the United States.Cancer Causes Control1996;7:449 – 57].
(4) Зависимость реакции от дозы: несоответствие критерию. Еще в 1984 г.изучение данных 3216 женщин показало, что использование конъюгированных эквинных эстрогенов не увеличивает риск рака молочной железы, даже в случае длительного применения [Kaufman DW,  etal. Noncontraceptiveestrogen use and the risk of breast cancer. JAMA1984;252:63 – 7].В 1995 г. Оценка данных 537 женщин не выявила никакого увеличения рискарака молочной железы у женщин в постменопаузе, получающих ЗГТ даже более 15 лет  [Stanford JL, , e t al. Combinedestrogenandprogestin hormone replacement therapy in relation to riskof breast cancer in middle-aged women.JAMA1995;274:137 – 42] . В Исследовании Здоровья медсестер с участием 121 700 дипломированных медицинских сестер с 1976 по 1992 гг. также не было отмечено никакого увеличения риска рака молочной железы среди когда-либо получавших ЗГТ женщин по сравнению с теми, кто никогда ее не принимал [Colditz GA, etal The Use of estrogens and progestins and risk breast cancer in postmenopausal women. NEnglJMed1995;332:1589 – 93]. Следует подчеркнуть, что в этой крупномасштабной работе не обнаружено  никакого увеличения риска рака молочной железы у женщин, принимавших ЗГТ более 10 лет.В 2007 г.RobertHoover, директор Программы Эпидемиологии и Биостатистики вНациональном Онкологическом институте [Hoover R. Hormonesandbreastcancer: etiologyvs.ideology. May 15, 2007. http://videocast.nih.gov/Summary.asp?File_ 13823] подвел итогимевшихся к тому времени данных: «В начале, существовал интерес к эстрогенам из-за специфическойгипотезы, согласно которой «общая кумулятивная доза эстрогена в течение всей жизни женщины характеризует еериск рака молочной железы. Постепенно это [убеждение] достигло  мифических размеров и превратилось из гипотезы  вфакт. Такое объяснение подходит для всехсвязанныхс гормонами факторов риска, не может не оказать  влияния и на клиническую медицинуи на клиническую науку и  способно«отговорить» любую женщину от использования гормонального лечения… [Сегодня] Мы имеем убедительныедоказательства того, что кумулятивное воздействие эстрогенов в течение жизниженщины нельзя считать фактором риска для рака молочной железы и фактически нельзя считатьэто истиной».
(5)Рассмотрение альтернативных объяснений: несоответствие критерию
Когда исследователям не удаетсяподтвердить предполагавшуюся взаимосвязь между фактором рискаA и развитием заболевания В, они должнырассмотреть другие возможные объяснения и проверить другие факторы риска.Но много раз в эпидемиологической литературе,мы видим, что они не способны признать собственное доказательствокак незначительное, слабое,  противоречивое или основанное на несуществующих результатах.Вместо того, чтобы рассмотреть альтернативные объяснения,они начинают «копаться» в полученных данных, проводить  ретроспективное разделение пациентовна подгруппы,пытаясь«подогнать» результаты под предложенную ими гипотезу, что наглядно видно на примере построения  взаимосвязимежду эстрогеном и раком молочной железы [Charlton BG. Statistical malpractice.JR Col Phys London 1996;30:112 – 1424. Smith GD. Data dredging, bias, or confounding. B MJ 2002;325:1437 – 825.Lagakos SW. The challenge of subgroup analyses – reportingwithout distorting.NEnglJMed2006;354:1667 – 9]. Как уже отмечалось, в Исследовании Здоровья Медсестер авторы первоначально не нашли никакого увеличения риска рака молочной железы среди получавших гормоны женщин даже после использования терапии более 10 лет. Но затем они ретроспективноразделили пользователей ЗГТ на  две группы: женщины, которые получали ЗГТ в течение,  по крайней мере, 5 лет,  и все еще оставались на ней,  и женщины, использовавшиеЗГТ ранее и затем прекратившие лечение. На основе этих  данных авторы сделали вывод о незначительном повышении риска и только среди женщин, которые получали ЭЗТ или ЗГТ, по крайней мере,  5 лет и продолжили лечение. Показано, что в отличие от тяжелых курильщиц, у которыхриск рака легкихостается повышенным даже после прекращения курения, бывшие пользователи ЗГТ теряют повышенный риск рака молочной железы после остановки лечения [Colditz GA, , e t al.The use of estrogens and progestins and the risk of breast cancer in postmenopausalwomen.NEnglJMed1995;332:1589 – 93]. Как мы можемсогласиться свозможностью увеличения рискарака молочной железы среди тех женщин, которые применяют ЗГТ в течение 5 лет и продолжают  лечение, ис отсутствием повышенного риска среди использовавших  эту терапию в течение 10 и более лет в прошлом?

(6) Специфичность: несоответствие критерию. Подавляющее большинствобольных с  раком молочной железы никогда не использовали эстрогены или другие типы ЗГТ.До первой публикации результатов WHI в 2002 г. примерно 20 % американок использовали ЗГТ итолько 15 % из них все еще получали ее спустя1 [TaubesG.Do We Really Know What Makes Us Healthy? Much of what we’re told is based on epidemiologic studies. What if it is just bad science? NY Times Sunday Magazine Section. Sept 16, 2007; 52- 59]. Это означает, что  только 3 % женщин в США принимали любую форму ЗГТ более  1 года. У подавляющего большинстваиз нихникогда не было рака молочной железы, точно также большая часть женщин, у  которых действительно развился рак молочной железы,никогда не получали экзогенных гормонов.

(7)Эксперимент: несоответствие критерию. Исследователи WHI утверждали, что снижениечастоты рака молочной железы в прошлом десятилетии стало прямым результатом опубликования данныхих работы о взаимосвязи ЗГТ с раком молочной железы и следствием  значительного снижения числапользователей гормонов[Ravdin PM, Cronin KA, Howlander N, e t al. The decrease in breast cancer incidence in 2003 in the United States.NEnglJMed2007;356:1670 – 4]. Еще в 1991 г.  рабочаягруппаNCIпришлакзаключению, чтоэстрогеннеявляетсяканцерогеннымвеществом [Workshop report from the Division of Cancer Etiology, National CancerInstitute. National Institutes of Health: Current perspectives and future trends in hormonal carcinogenesis. CancerRes1991;51:3626 – 9]. Тем не менее, авторы WHI посчитали,чтоуменьшение использования эстрогенов снизило влияние  фактора, способствующегоросту уже существующего субклинического рака молочной железы [RavdinPM, CroninKA, HowlanderN, etal. The decrease inbreast cancer incidence in 2003 in the United States.NEnglJMed2007;356:1670 – 4].Если прекращение приема ЗГТ многими женщинами стало причиной снижения частоты рака молочной железы, то оно должно было коснуться только небольших по величине опухолей и ранних форм, а имеющиеся данные этого не подтверждают[BlumingAZ.A decline in breast cancer incidence.NEnglJMed2007;357:509]. Кроме того,как уже отмечалось, частота  рака молочной железы увеличивается с возрастом у женщин в постменопаузе, когда эндогенная секреция эстрогенов снижается[Jemal A, Siegel R, Xu J, Ward E.Cancerstatistics, 2010 . CACancer J Clin2010;60:277 – 300].Кроме того, в этот периодбольшая часть опухолей является  эстроген-рецептор (ЭР) – положительными образованиями[Li CI, Daling JR, Malone KE.Incidence of invasive breast cancerby hormone receptor status from 1992 to 1998.JClinOncol2003;21:28 – 34]. Если бы выдвинутая авторами гипотеза была верна, частота рака молочной железы в этой популяции женщин, большинство из которых не получаетЗГТ, должна была снижаться с возрастом, а доказано, что она повышается [Bluming AZ.A decline in breast cancer incidence.N Engl J Med 2007;357:509]. Следует особо отметить,что тенденция к снижению частоты рака молочной железы началась примерно в 2000 г., по крайней мере, за 2 года до опубликования первоначальных результатов WHI [Declineinbreastcancerincidence – UnitedStates, 1999–2003.MMWY2007;56:549–53].Кроме того, снижение частоты ЭР-негативных форм рака молочной железы между 2003 и 2006 гг. превысило таковое дляЭР-позитивных форм заболевания[GlassAG, LaceyJV, CarreonD, HooverRN.Breast cancerincidence, 1980 – 2006: combined roles of menopausal hormonetherapy, screening mammography, and estrogen receptor status.J NatlCancerInst2007;99:1152 – 61].

(8) Вероятность:несоответствие критерию. Если эстрогены являются основной причиной рака молочной железы, почему данные WHI последовательно демонстрируют отсутствие увеличенного риска у женщин, получавших монотерапию эстрогенами
[Anderson GL, Chlebowski RT, Aragaki AK, et al. Conjugatedequine oestrogen and breast cancer incidence and mortality inpostmenopausal women with hysterectomy: extended follow-upof the Women ’ s Health Initiative randomized placebo-controlledtrial. Lancet2012;13(5):476-86. Stefanick ML, Anderson GL, Margolis KL, e t a l .for the WHI
Investigators.Effects of conjugated equine estrogens on breast cancer and mammography screening in postmenopausal women with hysterectomy.JAMA2006;295:1647–57]?Почему еще  в 1996 г. были выявлены положительные результаты в ходе изучения крупной когорты женщин (n= 422 373), у которых было отмечено снижение фатального рака молочной железы на  16 % при применении эстрогенов[Willis DB, Calle EE, Miracle-McMahill HL, Heath CS Jr.Estrogen replacement therapy and risk of fatal breast cancer in a prospective cohort of postmenopausal women in the United States.Cancer Causes Control 1996;7:449 – 57]? Начиная с 1944 г. большинство доказательств, противоречащих гипотезе причинной связи эстрогенов с раком молочной железы, показывают, что использование эстрогеновх арактеризуется благоприятным влиянием, включая женщин с инвазивными формамиз аболевания [HaddowA, WatkinsonJM, PatersonE. Influence of synthetic oestrogens upon advanced malignant disease. BMJ 1944;2:393 – 8. Lonning PE, Taylor PD, Anker G, et al .High-dose estrogen treatmentin postmenopausal breast cancer patients heavily exposedto endocrine therapy. BreastCancerResTreat2001;67:111 – 16].В 2007 г. Craig-Jordanи соавт. показали, что клетки рака молочной железы, резистентные к «антигормональной» терапии,подвергаются апоптозу в среде даже с низкими концентрациям эстрогена [Craig-Jordan V, Lewis-Wambi J, Kim H, e t al . Exploiting theapoptotic actions of oestrogen to reverse antihormonal drugresistance in oestrogen receptor positive breast cancer patients.Breast 2007;16(Suppl 2):105 – 13].

(9) Согласованность: несоответствие критерию. Физик Ричард Феинмен (RichardFeynman) часто говорил своим студентам: «Если что-то в действительности является  истиной, то когда  Вы продолжаете изучение данного вопроса и повышаете эффективность исследований, то результаты становятся все более очевидными, а непротиворечивыми» [FeynmanR.,1998]. Эта мысль лежит в основе «мозаичного» метода познания. Чем больше число компонентов мозаики, тем более четкой становится  общая картина.Именно это произошло при подтверждении взаимосвязи между курением  и раком легких, но не получилось, несмотря на многочисленные попытки, выявить такую корреляцию между эстрогеном и раком молочной железы.

 

Таким образом, гипотеза, согласно которой  эстрогены являются значимым фактором риска рака  молочной железы, не отвечает ни одному из девяти критериев д-ра Хилла.

 

Комбинация эстрогенов с прогестинами предположительно  является более значимым  фактором риска рака молочной железы по сравнению сЭЗТ, прежде всего это подтверждается результатами WHI  [Rossouw JE, Anderson GL, Prentice RL, e t al. Risks and benefitsof estrogen plus progestin in healthy postmenopausal women.JAMA 2002;288:321 – 33.Chlebowski RT, Hendrix SL, Langer RD, e t a l .for the WHIInvestigators. Influence of estrogen plus progestin on breast cancerand mammography in healthy postmenopausal women: theWomen ’ s Health Initiative randomized trial. JAMA 2003;289:3243 – 53].Однако как уже отмечалось, данные в поддержку этого заключения носят весьм апротиворечивый характер [Bluming AZ, Tavris C. Hormone replacement therapy: realconcerns and false alarms. Cancer J 2009;15:93 – 104. Bush TL, Whiteman M, Flaws JA. Hormone replacement therapyand breast cancer: a qualitative review. ObstetGyecol2001;98:498 – 508. Santen RJ, Pinkerton J, McCartney C, et al .Risk of breast cancerwith progestins in combination with estrogen as HRT.JClinEndocrinolMetab2001;86:16 – 23

 

Таким образом, последовательные доступные данные, в том числе, основанные на результатах длительного наблюдения  за оригинальной когортой участниц WHI  не подтверждают того, что монотерапия эстрогенами или эстроген – прогестагенная ЗГТ значимо увеличивают риск  рака молочной железы.Два  недавних убедительных свидетельства о безопасности гормонального лечения получены в крупной датской когорте женщин [Schierbeck LL , Rejnmark L , Tofteng CL , etal. Effect of hormone
replacement therapy on cardiovascular events in recently postmenopausal women: randomised trial . BMJ 2012;345:6409] и  в ходе рандомизированного клинического исследования KEEPS, выполненного в США, результаты которого были представлены  в октябре 2012в рамках Ежегодной конференции  North American Menopause Society[Kronos Longevity Research Institute. Hormone therapy has many favorable effects in newly menopausal women: Initial findings of the Kronos Early Estrogen Prevention Study (KEEPS) [press release]. October 3, 2012].


Тогда почему  продолжается обсуждение гипотезыв поддержку корреляции между использованием в постменопаузе  гормональной терапиии развитием рака молочной железы и она все еще сохраняет поддержку? Следует напомнить, что табачная промышленность долгие годы боролась против данных, свидетельствующих о взаимосвязи между курением  и раком легких с использованием мощного оружия: сомнения: «Сомнение  − лучшее средство для «конкуренции» с крепостью факта»[MukherjeeS.TheEmperorofallMaladies: ABiographyofCancer. New York: Scribner, 2010:266].Но у «борцов» с курением было свое действенное оружие, интуитивный страх – боязнь   рака легких.Сегоднянекоторыеавторы [ChlebowskiRT, AndersonGL, GassM, etal. fortheWHIInvestigators.Estrogen plus progestin and breast cancer incidenceand mortality in postmenopausal women.JAMA2010;304:1684 – 92]продолжаютсвязывать ЗГТ с раком молочной железы,но при этом используют страх вместо сомнения дляусиления своих аргументов,возможно, потому что страх приковывает  больше внимания ивызывает более сильные эмоции, чем сомнение. Но страх в отношении ЗГТ не совсем уместен. Подсчитано, что 85 % больных с раком легких были курильщиками и уровень излечивания при этом заболевании составляет  примерно 15 % [Thun, MJ; Hannan LM, Adams-Campbell LL, etal. Lung canceroccurrence in never-smokers: an analysis of 13 cohorts and 22cancer registry studies. PLoSMed2008;5:e185].По разным данным только 11 – 24 % пациенток с раком молочной железы когда-либо использовали ЗГТ, атекущий уровень излечивания пациенток с впервые диагностированным раком молочной железыпревышает 90 % [FletcherAS, ErbasB, KavanaghAM, etal. Use of hormonereplacement therapy (HRT) and survival following breast cancerdiagnosis.Breast2005;14:192 – 200].

 

В  2007 г. упомянутый выше биостатистик Robert Hoover сказал: «научный метод, которому я следую, состоит в том, что устанавливая какую либо гипотезу я затем рассматриваю все факты, которые  могли бы ее разрушить и только в том случае, если этого не удается сделать,  я принимаю ее. Обычно бывает наоборот, мы разрабатываем гипотезы и затем делаем все возможное, чтобы найти как можно больше данных в ее поддержку. Это – не научный  метод». В настоящее времямы не должны полностью игнорировать изучение воздействиягормонов на развитие рака молочной железы. Однако пришло  время перевести «общепринятую истину», что ЭЗТ и комбинированная ЗГТ являются причиной рака молочной железы в разряд дискредитированных идей,  наряду, например,  с такой идеей, что стресс является причиной туберкулеза.

 



Новости

ESG_2019
ESG_2019

Нужна помощь? Есть вопросы?

Напишите нам, и мы обязательно вам ответим!

Название поляСодержимое

Как мы можем к вам обращаться

На этот адрес мы отправим вам ответ

Чем мы можем вам помочь?

Отправить

Ваш запрос отправлен!

Мы ответим вам в ближайшее время.