Перейти к основному контенту

Информация на этом сайте предназначена только для медицинских специалистов.

Являетесь ли вы медицинским специалистом?

Нет, и хочу покинуть сайт
Да, и хочу продолжить работу с сайтом
no

Хотите получать новейшие материалы по гинекологической эндокринологии?

Текущие пользователи гормональной терапии имеют более низкие показатели индекса массы тела, общей жировой массы и андроидного жира

Current users of hormone therapy have lower body mass index, total fat mass, and android fat

Представляем Вашему вниманию один из материалов в рубрике Menopause Care Updates (июнь 2018), в которой традиционно размещается резюме недавно опубликованной научной статьи, отобранной экспертами Североамериканского общества по менопаузе (North American Menopause Society (NAMS)), после чего следует комментарий, раскрывающий клиническую значимость данного исследования.

Papadakis GE, Hans D, Rodriguez EG, et al. Menopausal hormone therapy is associated with reduced total and visceral adiposity, the OsteoLaus cohort. J Clin Endocrinol Metab 2018;103(5):1948-1957.

Резюме. Авторы поставили целью своего исследования изучение влияния менопаузальной гормональной терапии (МГТ) на общее количество жировой массы, а также отдельно на содержание висцерального жира и безжировой массы тела до и после отмены терапии с учетом общеизвестных «искажающих» (confounding) факторов, способных оказать существенное влияние на результаты исследования. Исследование было выполнено в подгруппе женщин-участниц более крупного и продолжающегося исследования OsteoLaus study, в котором сравниваются различные модели прогнозирования риска переломов с целью обнаружения взаимосвязи между остеопорозом и сердечно-сосудистыми заболеваниями (ССЗ).

Пациентки (n=1 053; возраст от 50 до 80 лет) были разделены на три группы: бывшие пользователи, текущие пользователи МГТ и никогда не применявшие эту терапию (возраст 66,8 ± 6,3, 62,6 ± 6,7 и 61,3 ± 7,9 лет, соответственно). С целью оценки композиции тела применялась двухэнергетическая рентгеновская абсорциометрия (ДЭРА). Главным результатом исследования было количество висцерального жира по данным ДЭРА. Кроме того, авторы измеряли центральную жировую массу (андроидный тип ожирения), безжировую массу тела, мышечную силу (сила сжатия кисти руки), а также оценивали главные  «искажающие» факторы (калорийность потребляемой пищи, уровень физической активности, некоторые биомаркеры, такие как показатель HOMA-IR для выявления инсулинорезистентности, уровни адипонектина и лептина).

Скорректированный по возрасту показатель количества висцерального жира был ниже у   текущих пользователей по сравнению с женщинами, никогда не принимавшими МГТ (P = 0,03). Текущие пользователи демонстрировали также более низкий скорректированный по возрасту индекс массы тела (ИМТ) (−0,9 кг/м2) и тенденцию к более низкой общей жировой массе (−1,3 кг). При сравнении данных отдельных возрастных групп женщин применение МГТ служило профилактикой прибавки в течение 10 лет массы висцерального жира (P < 0,01) и формирования андроидного телосложения (P < 0,05).

Факторы, которые могли оказать влияние на полученные результаты, значимо не отличались в изучаемых группах женщин за исключением более высокого потребления калорий у бывших пользователей по сравнению с никогда не принимавшими МГТ женщинами.

Авторы пришли к заключению, что применение МГТ связано со статистически значимым снижением количества висцерального жира, величины ИМТ и андроидного жира. Не было выявлено различия в показателях безжировой массы тела и мышечной силы. Важно отметить, что авторам не удалось обнаружить никакого остаточного эффекта МГТ у бывших пользователей, включая женщин, закончивших прием терапии в ближайшее время, поэтому клиницисты должны рекомендовать своим пациентками следить за калорийностью питания и повышать физическую активность после прекращения МГТ.

Комментарий проф. Susan R. Davis (Австралия), президента Международного общества по менопаузе (International Menopause Society) в 2018-2020 гг.

Проф. Davis  в начале своего комментария привела частое высказывание своих пациенток: «Я не понимаю, вроде бы ем то же самое, так же активна, но жир продолжает откладываться в центральной части туловища. Поэтому я не хочу принимать гормональную терапию, чтобы не набрать еще больше веса». Она уверена, что все клиницисты часто слышат эту фразу.

Результаты представленного выше наблюдательного исследования Papadakis и соавт. продемонстрировали некоторое преимущество использования МГT у женщин в постменопаузе, в отношении общей массы жира и ИМТ по сравнению с никогда не получавшими эту терапию женщинами. Поскольку женщины в возрасте чуть старше 60-ти лет, которые продолжают использовать МГТ, всегда будут отличаться от никогда не принимавших терапию женщин сходного возраста,  так называемый «эффект здорового пользователя» невозможно полностью устранить после учета вышеприведенных искажающих факторов.

Поэтому закономерен вопрос: существуют ли другие доказательства того, что резкое снижение уровня эстрогенов в менопаузе увеличивает центральное ожирение и общее содержания жира и что терапия эстрогенами может нивелировать эти эффекты? В эксперименте мыши с выключенным геном ароматазы (aromatase knockout (АРКО)), что приводит к нарушению биосинтеза эстрогенов, представляют наилучшую модель для оценки последствий эстрогенного истощения. Для таких мышей женского пола было характерно центральное накопление жира, которое нивелировалось под влиянием эстрогенов.1

Интересно, что для мужчин со спонтанной мутацией гена ароматазы и, следовательно,  почти полным прекращением продукции эстрогенов также характерно центральное ожирение, печеночный стеатоз, инсулинорезистентность и остеопороз, что можно несколько снизить с помощью терапии  трансдермальными эстрогенами. 2  В соответствии с этим, у женщин в постменопаузе с раком молочной железы, получающих терапию ингибиторами ароматазы в 4 раза вышея вероятность заболевания диабетом. 3 Таким образом, в экспериментальных и клинических исследованиях резкое снижение уровня эстрогенов приводит к формированию выраженного центрального ожирения и инсулинорезистентности.

Лонгитудинальные исследования показали, что в перименопаузе количество висцерального жира увеличивается на 21%.4,5 Профилактические преимущества МГT в отношении увеличения веса в целом и показателя окружности талии, была продемонстрирована в течение более 3 лет наблюдения в ходе Postmenopausal Estrogen/ Progestin Interventions trial по сравнению с женщинами, получавшими плацебо.6

O’Sullivan и соавт. показали, что трансдермальная терапия эстрадиолом связана с накоплением меньшего количества общего жира и имеет нейтральный эффект на массу нежировых тканей по сравнению с пероральными эстрогенами.7 К сожалению, Papadakis и соавт. не указали в рассматриваемой статье пропорцию женщин, которые получали пероральные или трансдермальные эстрогены, монотерапию эстрогенами или в комбинации с прогестагенами.

Клиницисты на практике знают, что использование эстрогенов оказывает защитное влияние в отношении накопления жира в среднем возрасте не у всех женщин. Клинические и наблюдательное исследования показали, что женщины, которые остаются физически активными с меньшей вероятностью наберут вес в постменопаузе. 6,8; не удивительно, что те из них, кто уменьшают свою активность имеют наибольшую прибавку веса. 8

Так какой же совет можно дать своим пациенткам, по мнению проф. Davis? Мы можем сказать им с уверенностью, что все исследования последовательно демонстрировали, что прибавка общей массы тела в среднем возрасте связана именно с возрастом и образом жизни и может быть предотвращена, если женщина остается активной и практикует здоровое питание. 9 Накопление центрального абдоминального жира, в определенной степени, является результатом дефицита эстрогенов и может быть снижено при использовании МГT, при этом трансдермальные формы могут иметь более благоприятный эффект. Степень профилактического воздействия МГТ при ее использовании в течение нескольких лет после наступления менопаузы на развитие кардиометаболических заболеваний в будущем, вероятно, будет зависеть от пути введения, дозы эстрогена, характеристик прогестагена и продолжительности терапии, и во многом определяется совокупным профилем риска у каждой женщины.

 

Ссылки:

  1. Jones ME, Thorburn AW, Britt KL, et al. Aromatase-deficient (ArKO) mice have a phenotype of increased adiposity. Proc Natl Acad Sci USA. 2000;97(23): 12735-12740.
  2. Maffei L, Murata Y, Rochera V, et al. Dysmetabolic syndrome in a man with a novel mutation of the aromatase gene: effects of testosterone, alendronate, and estradiol treatment. J Clin Endocrinol Metab. 2004;89(1):61-70.
  3. Hamood R, Hamood H, Merhasin I, Keinan-Boker L. Diabetes after hormone therapy in breast cancer survivors: a case-cohort study. J Clin Oncol. 2018:JCO2017763524.
  4. Lee CG, Carr MC, Murdoch SJ, et al. Adipokines, inflammation, and visceral adiposity across the menopausal transition: a prospective study. J Clin Endocrinol Metab. 2009;94(4):1104-1110.
  5. Ho SC, Wu S, Chan SG, Sham A. Menopausal transition and changes of body composition: a prospective study in Chinese perimenopausal women. Int J Obes (Lond). 2010; 34(8):1265-1274.
  6. Espeland MA, Stefanick ML, Kritz-Silverstein D, et al. Effect of postmenopausal hormone therapy on body weight and waist and hip girths. Postmenopausal Estrogen-Progestin Interventions Study Investigators. J Clin Endocrinol Metab. 1997;82(5):1549-1556.
  7. O’Sullivan AJ, Crampton LJ, Freund J, Ho KK. The route of estrogen replacement therapy confer divergent effects on substrate oxidation and body composition in postmenopausal women. J Clin Invest. 1998;102(5): 1035-1040.
  8. Sternfeld B, Wang H, Quesenberry CP Jr, et al. Physical activity and changes in weight and waist circumference in midlife women: findings from the Study of Women’s Health Across the Nation. Am J Epidemiol. 2004;160(9): 912-922.
  9. Davis SR, Castelo-Branco C, Chedraui P, et al; Writing Group of the International Menopause Society for World Menopause Day 2012. Understanding weight gain at menopause. Climacteric. 2012;15(5):419-429.



Новости

ESG_2019
ESG_2019

Нужна помощь? Есть вопросы?

Напишите нам, и мы обязательно вам ответим!

Название поляСодержимое

Как мы можем к вам обращаться

На этот адрес мы отправим вам ответ

Чем мы можем вам помочь?

Отправить

Ваш запрос отправлен!

Мы ответим вам в ближайшее время.